08.05.2013 14:12
Культура

Глеб Жеглов и Володя Шарапов: 35 лет не изменяем любимому фильму

Телехит ХХ века по роману братьев Вайнеров "Эра милосердия" отмечает очередной юбилей: съемки начались 10 мая 1978 года. Портал www.interfax.by предлагает вспомнить, как создавался фильм «Место встречи изменить нельзя», который за прошедшие три с половиной десятилетия ничуть не утратил своего культового статуса.

Сплошные компромиссы

Оригинальное название сочли "поповским" еще на этапе журнальной публикации романа.  За год до съемок его главы печатались под нейтральной вывеской "Место встречи изменить нельзя". Это название и перекочевало в фильм вопреки попыткам Станислава Говорухина отстоять свой вариант – "Черная кошка".

Трудно представить себе, что бы мы увидели на экране, если бы режиссером картины стал, как планировалось изначально, Алексей Баталов. Кандидатура народного любимца  отпала после того, как выяснилось, что он  намерен не только ставить фильм, но и сам сниматься в нем в роли Жеглова. Представить себе интеллигентного Баталова на месте жесткого и энергичного Высоцкого сложно, но тогда ничего еще сыграно не было, а концепция ролей вполне могла быть скорректирована под актеров. Ведь пошли же Вайнеры на компромисс, когда изменили внешность книжных Шарапова и Жеглова под киношных Конкина и Высоцкого. В конечном итоге проект – с подачи Высоцкого – достался Станиславу Говорухину.

По мнению Вайнеров, Владимир Конкин, за которого горой стоял Говорухин, ни лицом не вышел, ни телосложением. В образе "видавшего виды" бывшего командира разведроты  авторы видели только Евгения Герасимова. Но уговорить актера, который в это время был уже занят в другой картине, не удалось. Впоследствии Герасимов жалел о своем выборе и даже заявлял, что сыграл бы лучше Конкина. Реальным претендентом на роль Шарапова был и Евгений Леонов-Гладышев, но против его кандидатуры восстали некоторые члены худсовета. Совсем без роли, впрочем, актер не остался и  сыграл "не зеленого пацана" Васю Векшина, которого пригвоздили бандитским ножом к скамейке в самом начале фильма.

"Снимайте, кого хотите", – махнули рукой рукой братья Вайнеры, отсмотрев пробы не менее двух десятков Шараповых, на фоне которых Конкин действительно выглядел предпочтительнее.

Кинопробы на роль Маньки-Облигации прошла Любовь Полищук, но Говорухин не увидел в ее глазах "необходимой хитрости" и взял 23-летнюю Ларису Удовиченко, которой изначально предназначалась роль Вари Синичкиной.

Из Сергея Юрского изначально хотели сделать афериста Ручечника, но тот согласился только на инженера Груздева. А Ручечника блестяще сыграл Евгений Евстегнеев, использовав для создания образа свои фирменные "штучки", которых, по признанию актера, у него было не менее пятисот.

Двум смертям не бывать

Режиссер несколько раз вносил поправки в сценарий, не всегда по своей воле. По указанию руководства Гостелерадио и вопреки собственным представлениям, ему пришлось изменить концовку фильма и оставить в живых подругу Шарапова – Варвару Синичкину.

"Это решение Гостелерадио СССР, у которого была норма смертей в каждом фильме. Если в конце картины убивали Левченко, у которого Шарапов был командиром, то еще одна гибель – это был бы уже перебор, – пояснил Георгий Вайнер в одном из интервью позицию заказчика. – Нам сказали, что всю неделю люди будут смотреть фильм по телевизору, закончится он, скорее всего, в воскресенье – с каким же настроением они, мол, пойдут в понедельник на работу, если еще и Варя погибнет? Пришлось оставить ее в живых".

Почему убрали «хрен с горы»

Когда картина была готова, по ней еще разок прошлись редакторские ножницы. Особо покромсали роль Промокашки. Слов у этого персонажа практически не было, и актер Иван Бортник выдумывал их сам, много импровизировал, смело отходил от сценария и, по свидетельству авторов фильма, получалось у него гениально. Помните, в финале есть сцена, когда Промокашку выводят из подвала, и он от ужаса начинает петь блатную тюремную песню "И на черной скамье, на скамье подсудимых..."? Даже Высоцкий, старый друг Бортника, такого хода не ожидал. Зрители на улице, наблюдавшие за съемкой, хлопали в ладоши. Увы, пожалуй, только этот экспромт Бортника-Промокашки в картине и остался.

Многие реплики и жаргонные выражения, смущавшие "целомудренный" худсовет и "высоконравственное" руководство МВД, пошли под нож. Некоторые были только незначительно подкорректированы. Так, в начале пятой серии Шарапов встречается с девушкой, выдающей себя за подружку Фокса Аню, которая говорит ему: "Ну, ты, ком с горы! Так вот в сценарии было "хрен с горы".

Памятники – в крылатых словах и бронзе

Фильм вышел на телеэкраны в ноябре 1979 года.

Несмотря на всеобщее признание, картина не получила ни одной награды. Лишь за роль Жеглова Владимир Высоцкий посмертно был удостоен Государственной премии СССР в 1987 году. В последствии в центре Мариуполя герою Высоцкого установили памятник, а в Киеве, у здания МВД на улице Богомольца, – бронзовые фигуры Жеглова и Шарапова.

"Место встречи изменить нельзя" – одним из самых цитируемых фильмов. Фразы "Вор должен сидеть в тюрьме", "Что за шум, а драки нет?", "Ну, и рожа у тебя, Шарапов!" давно стали крылатыми.

Иван Григорьев