Минск и Москва обсуждают вопрос создания единой компании по экспорту сахара

Российская сторона предлагает Беларуси создать единую компанию по экспорту сахара, Минск беспокоит вопрос рентабельности продаж при такой схеме, сообщил председатель концерна "Белгоспищепром" Александр Забелло.

"Российская сторона предлагает создать единую экспортную компанию (для продажи избыточных объемов сахара за пределы ЕАЭС – ИФ). Пока мы обсуждаем механизмы ее работы, но скажу так: наши экспортные объемы несопоставимы с объемами российских производителей. Тамошние производители могут позволить себе отгружать сахар по минимальным ценам, нам же необходимо думать о том, как сработать хотя бы в ноль", - сказал Забелло в интервью газете "Республика".

"Вопрос в том, чтобы продажи были рентабельными", - подчеркнул он.

Забелло обратил внимание, что и Россия, и Беларусь производят существенно больше сахара, чем потребляют.  "С учетом переходящих запасов на союзном рынке профицит сахара достиг почти 1 млн.  И его нужно продавать", - заметил он

"Те излишки, которые на рынке есть, безусловно, на него давят, а в конце сезона и вовсе начинаются стоковые потоки. И такие выбросы лучше делать не на своем рынке, поскольку вернуть прежние цены очень сложно", - заметил он.

Говоря о перспективах экспорта сахара за пределы ЕАЭС, глава "Белгоспищепрома" констатировал, что "Украина для нас, по сути, закрыта: там действует 50%-ная ввозная пошлина". "Похожая ситуация и в Европе: для того чтобы поставлять туда сахар, необходимо заплатить пошлину в размере 421 евро за тонну – это почти в полтора раза больше, чем отпускная цена на российском рынке. Азербайджан полностью закрывает внутренние потребности", - заметил он.

"Теоретически мы с российскими партнерами могли бы экспортировать 500-600 тыс. тонн сахара в Узбекистан, но и там возобновили работу свои производители, а также действуют заградительные пошлины", - добавил Забелло.

По его мнению, один из потенциальных покупателей – Китай. "Однако для экспорта у нас должна быть квота на беспошлинный ввоз, у нас ее пока нет. Мы только приступаем к переговорам", - продолжил он.