Минск настаивает на подписании к договору о ЕАЭС приложения с зафиксированными "без эквилибристики" двусторонними договоренностями

Официальный Минск будет настаивать в Астане на подписании к договору о Евразийском экономическом союзе приложения, в котором будут зафиксированы двусторонние договоренности по чувствительным для сторон вопросам.

"Это очень серьезно. Я хочу, чтобы правительство и все присутствующие здесь понимали: коль мы подписываем этот договор, мы должны потом будем следовать духу и букве этого договора", - цитирует слова президента Беларуси Александра Лукашенко пресс-служба главы государства, сказанные им на совещании накануне визита в Казахстан для участия в саммите "тройки".

"Вы предлагаете принять некое заявление к этому договору. Если это так, то напишите его на языке, понятном всем, без эквилибристики. Мы что-то там будем учитывать. . .  И учитывайте", - сказал глава государства.

"Надо четко дать понять нашим партнерам: коль нас устраивают наши договоренности на двусторонней основе, а это как приложение к этому договору, устраивают они нас в 2014 и 2015 году, - спасибо, хорошо, мы работаем как партнеры. Если мы не достигаем соглашений в будущие годы (может быть, не мы будем, кто-то за нами придет во власть Беларуси), но мы должны четко определить и записать, если мы не достигаем двусторонних договоренностей - тогда какой экономический союз?!" – продолжил белорусский лидер.

"И это должно быть четко и однозначно прописано, чтобы нас потом не упрекали, чтобы нам не предъявляли претензий, что вы понимаете это так, а мы вот понимаем этак", - подчеркнул он.

А.Лукашенко напомнил, что позиции Беларуси "были изначально понятны и ясны". "Нас, правда, в последнее время откритиковывают и даже жестко критикуют, особенно российские средства массовой информации, что Лукашенко выторговывает что-то, хочет подороже продать свою подпись. В этой связи мы абсолютно честно и искренне заявляли, что так же, как и Россия, и Казахстан, мы пойдем туда, где выгодно нашей стране, - интересы прежде всего", - отметил президент. "Но мы никогда не были жлобьем, мы никогда не требовали от своих партнеров и соседей больше того, чем отдавали в общую копилку", - заметил он.