Знак охарактеризовал встречу с Лукашенко в СИЗО КГБ как изложение мнений - адвокаты

Член президиума Координационного совета Максим Знак охарактеризовал встречу с президентом Беларуси Александром Лукашенко в СИЗО КГБ как изложение мнений, а не как переговоры, сообщили корреспонденту агентства "Интерфакс-Запад" адвокаты Знака Дмитрий Лаевский и Надежда Знак, которые посетили его в СИЗО в понедельник.

"Максим присутствовал на том мероприятии, которое состоялось в субботу. Это не были переговоры. Это было изложение мнений", - заявили адвокаты, отвечая на вопрос об участии своего подзащитного во встрече, показанной в субботу по госканалам.

"Что касается Максима, то он там изложил свое мнение по правовым вопросам, которого он всегда придерживался. Какой-то больший комментарий о мероприятии был бы возможен со стороны Максима, если бы он находился на свободе, а не в заключении", - добавили Лаевский и Знак.

Они также рассказали, что Знак переведен в другую камеру, условия в которой значительно хуже, чем были ранее. Кроме того, ухудшилось ситуация с перепиской. "Защита продолжает всеми способами оспаривать обвинение и заключение под стражу", - подчеркнули адвокаты.

В субботу близкий к пресс-службе Лукашенко телеграм-канал "Пул Первого" сообщил, что президент встретился в следственном изоляторе КГБ с задержанными представителями Координационного совета и объединенного штаба оппозиции.

"Там он четыре с половиной часа общался с вышеназванными представителями, находящимися в СИЗО. Цель президента - услышать мнения всех", - информировал канал. "Содержание беседы участники общим решением оставили в тайне", - говорилось в сообщении.

Судя по фото, размещенному телеграм-каналом, на встрече присутствовали, в частности, экс-претендент на пост президента и экс-глава "Белгазпромбанка" Виктор Бабарико и его сын Эдуард, члены президиума КС Лилия Власова и Максим Знак, политтехнолог Виталий Шкляров, член инициативной группы по сбору подписей штаба Бабарико Юрий Воскресенский.

Знак был задержан 9 сентября, 18 сентября ему было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 361 (призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности) Уголовного кодекса. В знак несогласия с обвинениями адвокат объявил голодовку и держал ее больше недели.