В Москве рассекретили дачу Сталина и выпускают о ней книгу

Секретной ветки метро и подземного тоннеля, соединяющих «Ближнюю дачу Сталина» в Кунцево и Кремль, не существует, но бункер-бомбоубежище для «отца народов» на даче действительно есть.

Об этом узнали российские журналисты, получившие возможность побывать на «Ближней даче», до сих пор являющейся закрытым режимным объектом Федеральной службы охраны.

«Вход в метро здесь искали, но так и не нашли. А вот бункер – площадью около 12 квадратных метров и около 17 метров в глубину – на территории дачи действительно есть. Он был построен в 1942 году.

В нем для Сталина была комната, отделанная карельской березой. Она не сохранилась», – рассказал журналистам официальный представитель ФСО, доктор исторических наук Сергей Девятов.

Представителей СМИ провели по комнатам «Ближней дачи» – и в той части, где жил, работал и 5 марта 1953 года умер Иосиф Сталин, и по служебным помещениям.

Интерьеры, мебель, предметы быта, сантехника (не уступающая самым современным европейским стандартам) и даже плечики в прихожей здесь сохранились со сталинских времен.

Журналисты убедились в том, что Сталин жил в весьма скромной, даже унылой обстановке.

Большинство комнат на первом этаже – смесь спальни и кабинета – обставлены практически одинаково: стол, стулья вдоль стен, жесткие турецкие диваны и кресла, узкие кровати, у изголовья настольная лампа.

В любой из этих комнат-близнецов генсек мог прилечь (на диванах приготовлены подушки и одеяла) или остаться ночевать, не ставя об этом в известность охрану и персонал, которые размещались в другой, отделенной длинным коридором части дома.

Любопытно, что именно в спальне, две стены которой почему-то полностью состоят из окон, Сталин никогда не спал, приспособив ее под гардеробную.

Особенно Сталин любил Малую гостиную слева от входа в дом, где он и пролежал 13,5 часов, прежде чем к нему были вызваны врачи, констатировавшие смерть.

«Предметов роскоши» на даче немного, среди них – камин в Малой гостиной, который Сталин любил топить сам, многочисленные иранские, персидские и туркменские ковры, прекрасно сохранившиеся до наших дней, подаренный вождю набор столовых приборов из редкого в то время алюминия, а также радиола – подарок приезжавшего в гости Уинстона Черчилля. Она отлично «ловит» современные российские радиостанции.

Примечательно, что при отделке дачи – стены везде обшиты деревом – использовалось около 38 сортов древесины.

«В этом доме ничего не ремонтировалось. Все, что ломалось, просто заменялось дубликатом, привезенным из Кремля», – рассказал С. Девятов.

Многочисленные окна в доме, изготовленные из зеркального стекла, закрывают коротенькие белые шторы.

По одной из версий, Сталин опасался, что за длинными портьерами может спрятаться злоумышленник.

Генсек не любил жары, требовал, чтобы температура в доме не превышала 18–22 градусов, и даже в холода много времени проводил на летней «Белой веранде» (мебель здесь закрыта светлыми чехлами), где работал в тулупе и шапке.

Погреться, как выяснилось, Сталин любил на русской печке, сложенной в кухне.

Здесь же – в хозяйственной части дома – располагается кинозал для обслуживающего персонала, куда генсек тоже заглядывал.

На второй этаж, пристроенный по распоряжению Сталина, он практически не поднимался, несмотря на наличие лифта. Второй этаж отличает анфилада огромных открытых веранд, которых в доме всего (наверху и внизу) около 10.

Стены в комнатах Сталин предпочитал украшать увеличенными фотографиями из советских журналов («Огонек», «Крестьянка» и др.).

Фото он лично отбирал, сам оплачивал их увеличение (в доме остались квитанции) и руководил их развешиванием, рассказывают специалисты.

Кроме того, на даче много китайских сувениров – вышитых панно, изделий из стекла и дерева – подаренных лично Мао Цзе Дуном.

Телефон в доме не имел выхода в город, он соединял только с абонентами правительственной связи. При этом телефонного номера «Ближней дачи» – «195» – в справочниках «кремлевки» не было, хотя по номеру «034» можно было позвонить Сталину в его кабинет в Кремле, а по номеру «122» – в его московскую квартиру.

«После XX cъезда партии, осудившего культ личности, дачу хотели передать под детский санаторий, но потом оставили в ведении ЦК КПСС и использовали как гостиницу. При этом персоналу было строжайше запрещено говорить, что это была дача Сталина. Только в 1991 объект вновь переходит Главному управлению охраны», – сообщил С. Девятов.

Дом окружен густым лесом и его абсолютно не видно с дороги. Здесь – в оживленном районе на западе Москвы – стоит полная тишина. Территория дачи – около 26 га – первоначально была пустырем, на котором по указанию Сталина высадили около 70 тысяч уже взрослых деревьев.

Здесь же есть пруд с баней, раньше имелись лимонный сад, бахча, грибница, коровник и бельчатник. Сегодня дачная «фауна» представлена только вороньем, которое начал отстреливать еще Сталин.

Сам дом имеет площадь 1 110 кв. метров. Он обсажен любимыми Сталиным красными канадскими кленами. Снаружи здание выкрашено зеленой краской и выглядит еще более скромным, чем внутри.

«Сегодня «Ближняя дача» является объектом ФСО и не имеет статуса музея, хотя все музейные требования здесь соблюдаются. Но это не мешает проходить здесь мероприятиям, которые в силу специфики работы ФСО не подлежат огласке», – заметил С. Девятов.

В течение ближайших трех месяцев в свет выйдет книга «Ближняя дача Сталина. Опыт исторического путеводителя», подготовленная С. Девятовым, А. Шефовым и Ю. Юрьевым.

Журналистам показали фрагменты макета книги, которая, по словам С. Девятова, стала результатом сбора и изучения гигантского объема уникальных архивных материалов.

Завершило презентацию исторического объекта и книги о нем «развенчание» одного из мифов сталинского времени: журналистам дали попробовать коньяк, который, предпочитал Уинстон Черчилль – он оказался не армянским, а дагестанским, произведенным на Кизлярском коньячном заводе.

Ящик такого коньяка Сталин отправил британскому премьеру за подаренную радиолу.

Фото: Юрий Феклистов,  "Огонек"