02.06.2014 11:04
Разное

Похороны стрелы. Обряд Вождения пытаются сохранить на Посожье

Народный белорусский праздник Ушестья нигде не сопровождается таким ярким архаичным обрядом, как в Ветковском районе Гомельской области. Называется он Вождение и похороны стрелы. Там побывал www.interfax.by.

Обряд связан с выходом в поле, где посажены озимые. Стрела как громовой знак широко отражена в орнаментах домовой резьбы повсюду на Посожье — территории, освоенной когда-то радимичами. Это юго-восточная часть Беларуси, западная Брянщина и северо-восток Украины.

«Ты лети, стрела, вдоль села…»

Стрелой называется и линейный хоровод, когда женщины-певицы, взявшись под руки, идут рядами поперек улицы и поют весенние песни, начиная с той, в которой есть обращение к стреле: «Як пушчу стралу дай уздоўж села, ох і вой лялю, дай уздоўж се…У! Ты убі, страла, добрага молайца, ох і вой лялю, добрага молайца…»

Оказывается, стрела к тому же еще требует жертвы… Жертвами весенних и летних гроз нередко становились люди и животные, от удара молнии загорались дома, деревья. Перед природной стихией человек всегда был бессилен. Даже в наше время она приносит много бед. Этой весной возле Ветки ураган повалил, вывернув с корнем, сломал множество деревьев в лесу. А что говорить о предках! Они, как могли, старались отвести беду от своего жилья, семьи и хозяйства.

Чтобы повернуть энергию небесного огня на плодородие земли, жители Посожья издревле водили хороводы с самого начала и до конца весны. Период весны в традиционной культуре этого региона длится от Благовещения 6 апреля по новому стилю до Ушестья — сорокового дня после Великодня.

Ушестье всегда празднуют в четверг, а в этом году оно выпало на 29 мая. 40 — число сакральное, обращено к предкам и связи их душ c душами живущих ныне. Считается, что весной души умерших возвращаются на землю и содействуют своей родне в выращивании урожая.

Вот почему в деревне Неглюбка в обряде Вождения и похорон стрелы участвуют ряженые — Старец (низкого роста женщина, переодетая в мужскую одежду, с «магической булавой», которой пугает детей и останавливает машины) и Старчиха (худой мужчина высокого роста, переодетый в женскую одежду). Они не только смешат эротическими сценками, но и своим присутствием как бы содействуют плодородию нивы и продолжению рода. Правда, в этом году Неглюбские певицы так и не смогли выйти в поле — постарели, ослабли… Но ряженые все же были, и с их помощью гулянье возле магазина в центре села состоялось.

Мария Лаврентьевна Зуева из деревни Столбун так объясняла сущность весеннего периода и праздника Ушестья: «Бог ходзіць па зямлі ад Вялікадня да Ушэсця, а на Ушэсце цягне каласы за валасы і ідзе на неба. А мы яго ў лапці абуваем і на неба адпраўляем».

Последняя фраза касается основного обрядового блюда в этот день: хозяйки пекут блинчики из крахмала, которые называют «богавы анучы». Еще пекут мучные блины и пышки, которые тут называют «балабки», яешню в мисках или горшках, варят кашу из проса, зеленый борщ из щавеля со снытью и другими растениями, расцветающими к Ушестью. Они упоминаются в текстах весенних хороводов.

Особенно много таких песен сохранилось в репертуаре певиц из деревни Казацкие Балсуны. Обряд на Ушестье в этой деревне взят под охрану государства и имеет статус элемента нематериального культурного наследия. Но певиц в этой деревне осталось мало, их просто не хватает на полноценное воспроизведение обряда. Поэтому в Казацкие Болсуны, Столбун и Неглюбку приезжают на практику студенты Университета культуры и искусств из Минска. Их тщательно обучают по фонограммам и видеозаписям из Ветковского района. На Ушестье они водят хороводы вместе с хранителями обряда Похорон стрелы. Лет 30 в район приезжают также студенты и преподаватели из Москвы с той же целью — научиться воспроизводить песни, сопровождающие этот обряд, поддержать местных певиц. После аварии на Чернобыльской АЭС, когда молодые семьи были выселены из района, прервалась ниточка натуральной преемственности традиций от старшего поколения к младшему, поэтому дальнейшее воспроизведение обряда находится под угрозой. 

Тем не менее, и в этом году уникальный обряд в Ветковском районе состоялся. В Столбуне его воспроизвел клубный коллектив «Столбунские вечерки», которым 32 года руководит Светлана Ивановна Паращенко. Она вырастила настоящих перемниц столбунских песенных и обрядовых традиций.

Сбор певиц, хоровод (крывы танок) на перекрестке в центре села и длинная дорога в поле с пением традиционных песен «стрелой» (линейным хороводом), закапывание мелких предметов в землю и качание по зеленому ржаному полю — для урожая полю, а себе на здоровье… Все это яркие, незабываемые моменты праздника, корни которого в глубоком прошлом. И есть надежда, что именно в Столбуне этот обряд, имея преемников, сохранится надолго.

Один из самых уникальных вариантов обряда Вождения и похорон стрелы сохранился в деревне Перелевка. Посмотреть, как его проводят местные певицы, приехали в этом году гости из Гомеля, Минска, Москвы, из Украины и Брянской области России. Особенность обряда — закапывание стрелы в виде куклы из травы. Лилия Ильинична Малашенко узнала об этом от своей бабушки, которая прожила без малого 100 лет. Позже куклу делали из кусочков самотканого полотна, а когда стали шить одежду из покупных тканей — из обрезков таких материалов.

В ямку среди поля озимой ржи закапывают не только куклу из травы, но и монеты, какие-нибудь металлические или блестящие предметы, последние годы кладут и бумажные деньги, а над этим местом связывают пучком колосья.

На хороший урожай и благополучие всех жителей деревни, чтобы отвести грозу от людей. Кукла символизирует весну, отсюда и ее название по-белорусски «лялька». Так звали дохристианскую богиню весны — Ляля или Леля. Ее имя повторяется в текстах весенних хороводов, основной из которых обращен к стреле — символе молнии, небесного огня. Поэтому и обряд называется стрельным.   

В Ветковском районе перелевские певицы составляют самый многочисленный традиционный самоорганизованный коллектив с большим репертуаром. Весенние хороводы (их тут называют «лелюшки») сопровождают обряд на Ушестье.

Со времени Великой Отечественной войны в деревне хранится оброчная икона-свеча, приуроченная к этому празднику. Ее уже 13 лет хранит в своем доме Лидия Михайловна Ермакова. Они с мужем Петром Михайловичем имеют 5 детей и 10 внуков, ждут появления на свет первого правнука. Считают, что свеча хранит лад и благополучие их семьи, бережет от всех бед всех женщин-певиц, которые около нее объединились.

Много лет они молились у иконы Вознесения и просили Бога о возможности восстановления церкви Петра и Павла, закрытой в деревне в 1927 году. Позже в ней был склад зерна, клуб. С 1986 года здание храма стояло без крыши. На его фундаменте сейчас собираются возвести новый храм. Расходы на строительство взял на себя земляк — Виктор Николаевич Машковский, чьи родители живут в Перелевке. 29 мая икону «Вознесение» под пение псальмов женщины с новым священником отцом Александром перенесли в дом, где временно проходит служба, а затем воспроизвели свой традиционный обряд Похорон стрелы. С надеждой, что до следующего года все они будут здоровы и станут молиться в новом храме о том, чтобы не обезлюдела совсем их родная деревня, чтобы традиции предков было кому передать.

Регина Гамзович

Фото: Алексей Столяров