26.07.2019 08:48
Путеводитель

"Моя твоя не понимать". Русские слова из Беларуси непонятные россиянам

"Русский русский" и "белорусский русский" - какие слова, казалось бы, общего лексикона непонятны москвичам, а какие - минчанам. Журналистка "Интерфакса" Юлия Кочубей в уже полюбившейся нашим читателям рубрике #записки_цивилизованного_гастарбайтера рассказала, с какими лингвистическими сюрпризами сталкивается во время работы в Москве.

- Недавно один из соратников Зеленского предложил переименовать русский язык в российский дабы не путать с "украинским русским". При всей абсурдности и политизированности этого предложения, я могу с уверенностью утверждать, что даже более близкий к "русскому русскому" "белорусский русский" имеет свои отличия. 

Например, мой русский язык порой не понятен в российской столице. Примеров множество. Как-то были в гостях, хозяйка приготовила замечательный холодничок, еще и базилик туда добавила - супер, особенно в 30-градусную жару. Но наше восклицание: "О, холодник!" вызвало замешательство. В "русском русском", оказывается, нет слова холодник! Этот суп называется исключительно свекольником. А если вы скажете холодник, все поймут это в лучшем случае - холодец, он же студень.

Еще в русском нет слова шуфлядка - выдвижная полка, и все тут. Никто не понимает. Лично убедилась в магазине, когда мебелью обзаводились. Также в обиходном языке россиян нет слов жменя и ссобойка.

Но зато есть замечательное слово калошница, которая у нас именуется просто ящиком для обуви. Но ведь калошница - это так колоритно!

Слово бесконтакт в Москве не поймут - только пай пасс.

Дети здесь играют не в квача, а в салки. Поэтому в ходу слово осалисть. А тот, кто водит -  вОда.

И еще москвичи не знают, что такое поречка. А подосиновики чаще называют красноголовиками.

Пирог нельзя назвать пирожком. Я в пироговой по этому поводу даже диспут устроила. А вот кофе латтЕ здесь произносят часто с ударением на первый слог - лАтте.

Россияне же, приезжающие из Беларуси, взахлеб рассказывают  про "Кастрычницкую площадь, Чыгуначны вокзал, тэлебачанне и кавалачак". Но вершиной разноязычия стала для меня история россиянина, несколько лет прожившего в Минске будучи уверенным, что "Ясь и Янiна" переводится как "Мясо и молоко".

Есть чисто московская особенность называть основные шоссе уменьшительными словами женского рода: Ленинградка - Ленинградское шоссе, но не Ленинградский проспект, Волоколамка (по-московски - "Валкаламка") - Волоколамское шоссе, а также Варшавка, Каширка, Рублевка. Но есть нюансы - когда говорят Дмитровка, только из контекста можно понять, речь идет об улицах Большая/Малая Дмитровка или Дмитровском шоссе.

Горячие протесты у белорусов вызывает привычка называть Беларусь Белоруссией. Я провела, наверное, тысячу споров на этот счет с коллегами, даже с привлечением экспертов. 
Коротко: законы РФ и правила русского языка  предполагают использование в разговорной речи "привычного наименования", коим является Белоруссия. Так что юридически говорящие "Белоруссия" правы. И многие россияне даже не догадываются, что это задевает национальные чувства соседей. Хотя российские лингвисты наконец-то стали  рекомендовать СМИ использовать вариант Беларусь.

И еще - мне не нравится, когда наши купюры москвичи до сих пор называют "зайчиками". Но они искренне думают, что на дензнаках по прежнему изображена белорусская фауна. 
 
#записки_цивилизованного_гастарбайтера

Юлия Кочубей

Фото автора